Деревянная лестница, установленная под окном второго яруса Храма Гроба Господня, выглядит просто и непримечательно лишь на первый взгляд. Ее судьбе могли бы позавидовать многие памятники истории. Сегодня недвижимая лестница Иерусалима является символом межконфессиальной вражды, а убирать её или даже сдвигать на пару сантиметров строго запрещено.

История храмовой лестницы

Находится лестница у окна уже более 300 лет. По крайней мере, на фреске, датируемой 1728 годом, она изображена на своем законном месте. Что же мешает убрать ее? Для того чтобы ответить на этот вопрос, придётся обратиться к истории самого храма.

Он был воздвигнут в самом начале первого тысячелетия, и описан ещё в Новом завете. Не удивительно, что обладать такой святыней хотели бы все христианские конфессии. И это право они отстаивали на всех возможных уровнях: политическом, юридическом и даже физическом. Бывали случаи, когда монахи, принадлежащие к разным орденам, устраивали кровопролитные драки, изгоняя друг друга из святого места. Ни к чему хорошему это не приводило: их результатом были человеческие жертвы и частичное разрушение здания.

недвижимая лестница в иерусалиме

Положить конец бесконечным дрязгам христиан решил султан Осман III. Тогда Иерусалим был частью его империи, и только он мог поставить точку в этом вопросе. В итоге в 1725 году появился особый документ, названный «Статус-кво Святой земли». Он разделил между верующими их святыни. Храм Гроба Господня получил сразу нескольких «хозяев». До сих пор одна его часть принадлежит католикам, еще пять — разным веткам православия.

Тогда же было решено, что без согласия всех обладателей прав на это древнее сооружение в нём не могут производиться никакие работы. Теперь сделать ремонт, провести реставрацию или даже передвинуть с места на место какой-либо предмет стало практически невозможно.

На момент издания закона лестница уже находилась у окна и, соответственно, тоже попала под ограничения. Нужно отметить, что оказалась она на «границе» владений двух конфессий. Карниз, на который она опирается, принадлежит греческой православной церкви. А окно, к которому ведет, – армянской апостольской.

Кто оставил лестницу на карнизе?

О самой лестнице известно немного. Так, удалось установить, что изготовлена она из древесины кедра, выросшего, вероятнее всего, в Ливане.

Кто же затащил этот предмет на второй уровень фасада, доподлинно неизвестно. Хотя догадок на этот счёт много. По одной из версий свой инструмент здесь оставил каменщик, который проводил какие-то работы.

недвижимая лестница в иерусалиме

Согласно другой, лестницу принесли сами монахи. В 18 веке за вход в Храм нужно было платить. И, чтобы сэкономить, священнослужители предпочитали покидать его как можно реже. В итоге карнизы стали для них единственной площадкой для прогулок. Сюда они выходили, чтобы подышать воздухом, здесь сажали растения, сюда же им по верёвке доставляли воду.

Покушение на передвижение

Как и всякий строгий запрет, табу на перемещение лестницы не раз пытались нарушить. В истории сохранились два подобных инцидента. В 1971 году ее попытался сдвинуть какой-то особо любопытный человек, но тут же был арестован.

Его последователь оказался более удачливым. В 1997 году он смог унести легендарную лестницу и спрятать на целых две недели. Из-за этого едва не началась межрелигиозная война. Людей охватила паника, представители разных конфессий перестали доверять друг другу, подозревая в причастности к исчезновению артефакта. Вернулась лестница на место так же неожиданно, как и исчезла.

недвижимая лестница в иерусалименедвижимая лестница в иерусалиме

Кроме этих случаев лестницу сдвигали всего пару раз, и то только для того, чтобы подмести под нею пол. Ради этого представителям всех шести религий, владеющих Храмом, приходилось встречаться, обговаривать детали и принимать совместное решение.

Вот так самая обычная лестница приобрела важнейшее значение. Считается, что до тех пор, пока она остается на месте, «Статус-кво..» не нарушен, и в христианском мире царит взаимопонимание. А вот чем может обернуться ее исчезновение, опасаются предположить даже самые высокопоставленные сановники.